Что удерживает врачей Екатеринбурга от массового увольнения


Всегда в больницах — неважно, в Екатеринбурге или Нижнем Тагиле — врачи-хирурги набирали зарплату за счет нескольких источников: работа в стационаре, дежурство, иногда — замещения. Трудовая инспекция в это никогда не вмешивалась. Поэтому говорить о том, что врачам могут максимум платить полторы ставки — это абсурд (именно об этом заявляли сами хирурги, которые отрабатывали на 2–2,5 ставки, а получали зарплату только за 1,5: по бумагам их получка составляла более 150 тыс. рублей, на деле — около 60 тыс., — прим. ред.).

Хирурги Екатеринбурга набирают зарплату, совмещая и забирая по две с лишним ставки, особенно летом, когда приходится замещать ушедших в отпуск. Так у хирургов выходит около 100 тыс. рублей — для этого надо очень много работать. Да, перенагрузки есть, но так врачи работали всегда, и я сам, будучи хирургом, набирал ставки. Это было привычным делом, не вызывало отторжения.

Сейчас хирурги работают в стационарах в основном с 8:00 до 15:30. После этого их рабочий день не заканчивается: врачи не уходят домой, а остаются на дежурство и работают всю ночь — порой приходится и оперировать. После дежурства доктора работают и второй день — снова с 8:00 до 15:30, и только после этого идут домой спать. А на следующее утро — снова на работу. В месяц хирург находится в больнице 15 суток. Когда кто-то уходит в отпуск или не хватает персонала, он может несколько суток подряд не выходить из больницы вообще.

Конечно, врачи устают. Профессия сложная, внимание притупляется из-за такого графика и нагрузки. При этом степень ответственности очень высокая, а давление на врачей колоссальное — запросто можно в тюрьму попасть. Доктора постоянно находятся между молотом и наковальней: на них давит руководство, которое заставляет заполнять бесконечные документы, недовольные пациенты и силовики с проверками.

Врачи готовы много работать, чтобы достаточно зарабатывать не только на хорошую жизнь, но и на адвоката в случае чего. Однако будем честны: врачебного заработка никогда не хватит на адвоката, потому что те стоят дорого. Защитить врачей может только врачебная ассоциация, но не все доктора в ней состоят. Да и работает ассоциация не так, как на Западе, где за врачей стоят горой.

Вообще, это небывалый случай, чтобы врачи увольнялись массово. В Екатеринбурге такое, на мой взгляд, вряд ли может случиться. Только если не загнать врачей в такую же ситуацию с зарплатами или не отправить их работать в тот же Нижний Тагил. Тогда они смогут устроить забастовку, но такую тихую: кто-то уйдет на больничный, кто-то — с ребенком останется дома сидеть… Просто не поедут.

Врачей в больницах Екатеринбурга тоже не хватает — укомплектованность не стопроцентная, нагрузки высокие. Но здесь хирургам удается оперировать гораздо больше за счет имеющихся технологий, соответственно, производительность труда выше. Да, они тоже устали, но в нашем городе они больше работают и больше зарабатывают, а потому уехать в маленькие города не согласятся.

При этом врачи Екатеринбурга могли бы и больше брать пациентов, но больницы ограничены коечным фондом и заказом свыше.

Чтобы было понятно: есть заказ со стороны министерства здравоохранения Свердловской области, сколько пациентов с разными видами заболеваний врачи могут лечить. Ресурсы распределены по-разному: столько-то заказов дают на область, столько-то — на город.

Я, как доктор, не понимаю, зачем делать плановую хирургию в районных больницах с менее квалифицированным персоналом. Пациенту важно, как пройдет операция, он должен понимать, что, доехав до больницы Екатеринбурга, останется жив, и все пройдет без последствий — поэтому правильнее выбирать больницу здесь. Но народ к этому не готов: он хочет получать медпомощь в «тапочковой доступности»: чтобы вышел из дома — и сразу на пересадку сердца.

Я не могу сказать, почему руководство нижнетагильских больниц не платило врачам, но то, что людей просто довели — это очевидно. Куда им уходить? Это настоящий шаг отчаяния, и связан он с ситуацией в системе здравоохранения Свердловской области в целом.

С приходом министра Андрея Цветкова во многих больницах — и в регионе, и в Екатеринбурге — поменялись главные врачи, которых он отобрал по принципу верности. Авторитарный режим управления министра, приказы, которые не обсуждаются, привели к тому, что здравоохранение потеряло былую силу.

Но если к главврачам репрессии применяются, то по отношению к врачам, насколько я знаю, — пока нет: руководителя проще загнать в угол, чем терапевта или хирурга. Тем не менее сложилась такая ситуация с массовыми увольнениями, и возникли эти проблемы не сегодня. Просто нынешнее руководство минздрава все усугубляет.

Раньше главврачи выбирались из числа уважаемых в коллективе людей, и в трудные моменты они могли выйти к персоналу и просто успокоить его. Сказать, что отступать некуда, попросить потерпеть. И люди шли навстречу. Но сейчас этого нет: ставленники министра не пользуются уважением в коллективе.

Источник: https://66.ru/news/society/224398/

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: