«Смерти нет — о чем еще грустить?» Молодые матушка и батюшка — о том, как сделать православие крутым


Пять главных тезисов для тех, кому некогда читать материал полностью.

  • Православные в России достаточно закрытые. Не каждый понимает, что во многих культурах моральные основы христианские. Поэтому есть те, кто враждебен, например, ко всему западному.
  • В Воскресенском приходе не оставляют без помощи никого, несмотря на стесненность в средствах и времени.
  • • Люди думают, будто государство церкви вовсю помогает, а священнослужители на приходах обогащаются. Это не так. Воскресенский приход живет на пожертвования прихожан и каждый месяц выходит в ноль.
  • Многие забыли, что бремя столичного города — заботиться о регионе, считает отец Андрей. Так, храм Святой Екатерины должен был объединить верующих области, но екатеринбуржцы посчитали постройку личной историей.
  • В публичном пространстве не хватает дискуссии о православии. В конфликты чаще вступают верующие, которые не имеют отношения к церкви. Такие люди не несут никакой ответственности, кроме личной, и дискредитируют веру и церковь.

Купола в небе Тагила

Воскресенский приход стал первой православной общиной на Вагонке (район Нижнего Тагила, — прим. ред.). Первый храм — Покрова Пресвятой Богородицы — построили, чтобы верующим не приходилось идти 20 километров пешком до единственного действующего на тот момент храма в городе. Очень быстро этот небольшой храм стал заполняться, поэтому с середины 90-х началось строительство большого храма — в честь Воскресения Христова. Сейчас в нём проходят воскресные и праздничные службы. В обоих храмах и служит муж Влады — 30-летний отец Андрей.

У прихода есть стильный сайт и паблик в VK. Там подробно описаны его история и приходские социальные проекты.

Фото: © 66.RU

Так выглядит храм Покрова Пресвятой Богородицы. Когда увидела купола, сказала, что они подчеркивают пасмурное небо. «От колыбели и до могилы мы хмурые, как небо над Тагилом», — процитировал мне в ответ песню «Касты» отец Андрей.

С фотографом приехали в Тагил к 10 утра в воскресенье. Пока батюшка служит литургию, встречаемся с матушкой возле храма. Здесь Влада проводит выходные и почти все свободное время, а вообще — работает в Нижнетагильском музее изобразительных искусств. У отца Андрея три высших образования: философское, богословское и педагогическое.

Фото: предоставлены 66.RU героями публикации

Влада и Андрей познакомились через младшую сестру Андрея.

— Большая часть знаний у него — еще и от отца, который тоже священник и очень крут. А я пока — хештег «плохая матушка».

Влада сразу ведет смотреть, из чего состоит Воскресенский приход. Вот — первое здание общины, маленькая церковь, которую сейчас ремонтируют. Ее построили для бабушек, которым тяжело преодолевать 20 километров от Вагонки до храма в исторической части Тагила. В этом здании литургия начинается в 7 утра и заканчивается в 9 — для тех, кто в воскресенье работает.

Дальше на пути встает здание, разрисованное граффити с библейскими мотивами. Это воскресная школа, куда ходят 100 детей от 5 до 16 лет. Воскресных школ, где учится больше 30 ребят, мало, говорит Влада с радостью.

— Наши подростки постоянно здесь тусуются. Вопреки стереотипам, они современные, умные и красивые, а не те, кто не вошел в общество.

Влада и Андрей стремятся, чтобы образование стало важной частью жизни прихода. Внутри церкви есть отделы: например, отдел катехизации и всего, что связано с наукой и образованием, отдел молодежи, социальный, по работе с тюрьмами и другие.

Фото: предоставлены 66.RU героями публикации

— В маленьких городах настоятель храма часто возглавляет какой-нибудь отдел. Отец Андрей — начальник отдела образования и катехизации. Хотим большой лекторий сделать, чтобы люди приходили на беседы. Мы уже ведем минимум две беседы перед крещением детей, например, чтобы прихожане понимали, зачем креститься, чтобы изучали религию.

При храме есть и воскресная школа для взрослых, эпизодические лектории о смысле богослужения и об учении святых отцов и другие проекты. В библиотеке — книги о православии, христианстве, истории.

— Мы тут продвинутые православные, — говорит Влада. — Хотим, чтобы люди больше читали.

На днях, кстати, при храме открылся книжный клуб.

Это вам не в коворкинге посидеть

В приходе много внимания отдают благотворительности. Служба милосердия, уверяет матушка, работает благодаря Любови Николаевне.

— Сейчас Любовь Николаевна немного устала, а так — похожа на Элизабет Тейлор. Умудряется одолевать бюрократию — составляет письма, прошения в государственные структуры, — рассказывает Влада.

Фото: © 66.RU

С благословения отца Андрея уже три года служба помогает центру социальной помощи семье и детям «Рябинушка», говорит Любовь Николаевна. На попечении — сестер милосердия больше 20 детей. А эти дети делают подарки для болящих из больницы № 1 — круг добродетели замыкается. Есть болящие прихожане, которые приходить в храм не могут, — таких привозят сюда, чтобы попадали на таинства. В общем, приход никого не оставляет.

Сестры милосердия — рабочие люди. Любовь Николаевна, например, начальница бюро на Уралвагонзаводе.

— На заводе! Это вам не в коворкинге посидеть. И чуть не каждый день приходит сюда, — говорит матушка.

Сейчас здесь еще две сестры — Наталья и Светлана, которые ухаживают за одинокими людьми в больнице № 1.

— Я ходила мыть одиноких людей. Очень тяжело физически и морально — мыть человека. Я это делала один раз в неделю и думала, что крутая, — делится матушка. — А наши сестры и волонтеры делают это каждый день, кто-то — на протяжении года.

И да — странно слышать, что взрослые женщины обращаются к Владе на «вы» и «матушка».

Люди хотят разное православие

Ненадолго заходим в храм, чтобы матушка сделала регулярные фото службы. Стою в углу в юбке — специально в поездку надела — и с покрытой головой, никого не трогаю, слушаю. Ко мне с неприязнью обращается старик: мол, стою тут, не крещусь. Спрашивает — не фотографа, а почему-то меня: а батюшка на съемку благословил? Отвечаю: благословил. Не унимается — очень старика волнует, что стою и не крещусь. Приходится вылезти из угла и отправиться на поиски Влады.

Идем в иконную лавку — еще один предмет радости матушки. Тут много книг. Влада сама подбирает сюда литературу и обновляет списки для чтения.

Фото: предоставлены 66.RU героями публикации

Книга архимандрита Андрея (Конаноса), в которой тот опровергает мысль, что православие — религия ограничений, что радости и наслаждений должно быть мало или не должно быть вовсе.

— Думала, книга о православных в Америке людей заинтересует, но ее никто не взял. Зато хорошо пошла книга о том, должен ли православный христианин быть патриотом, — комментирует Влада ассортимент на полках.

Приход сотрудничает с модным православным издательством «Никея».

— Люди представляют, что православие — такая кабала: одинаковые священники, которые говорят, что женщина должна и не должна, какими должны и не должны быть мужчины. В общем, не вдохнуть и не выдохнуть. На самом деле православие неоднородно. Был такой священник — отец Александр Мень. Он написал статью «Два пути православия». Там говорится, что христианство может существовать в миру, решать социальные проблемы, быть свободным. Мы здесь стараемся о радостном православии говорить, о том, что мы должны быть открытыми, ничего не бояться, видеть красоту во всем. Книги как раз об этом собираю. Но есть и классическая православная литература: Священное Писание, святоотеческие толкования, отцы Церкви и другое.

— Христианином быть — это радость. Не надо этой достоевщины. Смерти нет — о чем еще грустить-то?

Бог слышит всех

Говорю, что часто церковь критикуют за сувенирные лавки и навязывание прихожанам лишних атрибутов.

— Во время третьей волны антихристианства при Хрущеве, когда шла антицерковная кампания, для церкви выдумали изощренное законодательство. Приход лишали всякой самостоятельности. Назначали специальных людей, с которыми нужно было согласовывать практически всё, вплоть до текста проповеди. Многие приходы закрылись, многие реабилитируются до сих пор. Средства у приходов есть, но не такие большие, как думают, — объясняет матушка.

Чтобы приход работал, нужны средства на коммунальные услуги, зарплаты сотрудников (священников, пономарей, уборщиц, певчих), налоги и социальные выплаты для работников, компенсации волонтёрам, приобретение утвари, текущий ремонт, социальные проекты и ещё много чего. Расходы покрываются из пожертвований.

Фото: © 66.RU

— Для каждого прихожанина пожертвование — обязанность и честь, но можно и без них. Для полноценной церковной жизни необходимы два таинства — исповедь и причастие. За крещения просят пожертвование, но если подойти и попросить покрестить без пожертвования — никто не откажет. Все остальное: свечки, иконки, записки — по желанию. Свеча — просто традиция. Я уверена, что Бог слышит любые молитвы. В церковь всегда примут и без свечек.

Современная церковь очень сильно отличается от церкви первых христиан, рассказывает матушка. Появилось много традиций, которые очень дороги для верующих. В том числе и церковнославянский язык.

— При этом в частных молитвах современный русский допускается. Но знаете, чем интересен церковно-славянский язык? Тем, что в православных странах — Болгарии, Сербии, Черногории, Польше, России, Белоруссии, на Украине и во многих других, идет богослужение на церковно-славянском. Один мир, один этнос. Об этом писал Гумилев: есть один общий мир. Очень круто, что мы можем говорить с нашими братьями на одном языке.

Христиане должны жить без скандалов

Служба закончилась, отец Андрей освободился. Направляемся в трапезную, чтобы поговорить и с ним. Сразу завожу речь о двух последних конфликтах с участием православных.

Фото: © 66.RU

— Может, крамолу какую скажу и екатеринбуржцам не понравится, но собор Святой Екатерины — не только их храм, — отвечает отец Андрей. — Это храм, который должен объединить верующих всей области. Бремя столичного города — заботиться не только о себе, но и о тех, кто живет вокруг.

Говорит, что не успел понять, как произошли волнения.

— Постройку обсуждали очень долго, а действовать так агрессивно против этого в последний момент — как-то это некрасиво. Насчет креста Покраса Лампаса: практически все СМИ писали о православных активистах и почти никто не указал официальную позицию епархии. Между тем руководитель информационного центра екатеринбургской епархии отец Максим Миняйло сказал, что его радует, что художника вдохновляют христианские символы.

Такова природа современных масс-медиа, говорит отец Андрей, — писать в первую очередь о скандале. А слова отца Максима, направленные на примирение, скандала не вызывают.

— Христиане должны без скандалов жить — стараться, по крайней мере. Или только по важным поводам твёрдо отстаивать свою позицию. В любом случае, Христос говорил, что со всеми нужно быть миротворцами.

Уровень дискуссии о православии нужно повышать, считает батюшка. Встречаться, разговаривать и создавать себе впечатления о церкви по людям от церкви, которые имеют ответственность, а не просто выступают от своего имени.

— У нас есть притча во языцех о среднестатистическом прихожанине, который ходит в храм каждое воскресенье, стоит на одном и том же месте. Справа и слева от него стоят одни и те же люди, а он даже не знает, как их зовут. Церковь — это не только здание и не только иерархия, но церковь — это некая полнота. Это священники и миряне, те, кто были до нас, святые и те люди, которые просто были верными. И это те, кто будет после нас. Это полнота, которая всех объединяет. Правда, очень хочется, чтобы люди приходили в церковь не просто постоять.

Источник: https://66.ru/news/society/224908/

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: