Глава кластера на горе Белой — о поиске смысла, борьбе за бюджет и точке невозврата проекта


Туристический кластер «Гора Белая», создание которого инициировал губернатор Евгений Куйвашев, работает уже целый год. За эти месяцы сотрудники вычистили на территории несколько десятков свалок, провели десятки мероприятий, обустроили первую экотропу, презентовали европейский дизайн будущей горнолыжной деревни и все время отвечали на критику из-за миллиардного бюджета, необходимого на реализацию проекта. Znak.com поговорил с директором АНО ТРК «Гора Белая» Леонидом Гункевичем об итогах года, борьбе за финансирование, историческом контексте кластера, о том, напишет ли Алексей Иванов книгу о Среднем Урале и когда на Белой появятся новые гостиницы и откроется новый склон. 

— Год назад, когда мы с вами делали интервью о туристическом кластере «Гора Белая», проект только запускался, никакой конкретики еще не было. Можете тезисно рассказать, чего удалось достичь за этот год, чем вы особенно довольны?

— Самое главное достижение — что мы в принципе готовы выйти на стройку и начать делать подъемники и трассы. Территория туристического кластера — 2,5 тыс. квадратных километров, и за этот год мы провели сотни процедур, связанных с градостроительной документацией, с территориальным планированием, чтобы на земле можно было создавать новые объекты, передавать инвесторам. В частности, мы сделали то, что делали долго и трудно — мы наконец поставили на кадастровый учет в бесспорных границах участок на горе Белой, по которому было наложение границ земель населенного пункта с землями лесного фонда. Мы устранили противоречие. 

Мы научились так быстро согласовывать границы земельных участков, устранять неопределенности, вносить изменения, запараллеливая процедуры, что можем учить другие проекты этому. Это гордость команды. 

В ближайшее время, с апреля по октябрь 2020 года, мы будем получать права на земельные участки и сможем уже предлагать их бизнесу, чтобы строить объекты туризма, размещения, отдыха, питания на территории практически всего кластера. Мы пойдем этапами. Сначала весной — гора Белая, потом, к осени, — населенные пункты: Висим, Усть-Утка.  

Когда говоришь о земельных вопросах, это звучит достаточно легко, но, чтобы вы понимали, — чтобы получать землю под строительство заправочного комплекса на земле у трассы, относящейся к землям лесного фонда, надо пройти 36 процедур в течение 36 месяцев. И это при условии, что никто не откажет. Это три года!

Я благодарен нашему правительству, Алексею Орлову, Виктории Владимировне [Казаковой], министру природных ресурсов Алексею Кузнецову за любую возможность ускорить прохождение документов на местном уровне, отвечать в минимальные установленные законом сроки, это нам помогает. 

Пока у нас нет участков, пока земля не в той категории, в спорных границах, мы не можем ни проектировать, ни строить инфраструктуру и коммерческие объекты. Сейчас мы уже делаем изыскания, и если финансирование будет достаточным для строительства подъемников, то мы успеем построить в следующем году подъемник на восточном склоне и один новый на западном, там уже будут кататься. Также сможем создать инженерные сети рядом с горой, чтобы предоставить участки для строительства новых объектов размещения. 

— Восточный склон вы хотите открыть к сезону 2020/21?

— В сезон. Это примерно конец декабря — середина января. Два новых подъемника и восемь трасс к ним. Но это очень эластичные сроки. Это сложное по прохождению экспертизы проектирование, потому что им занимается только Москва. 

Восточный склон хорош с точки зрения и катания, и маркетинга — это выкат в Азию. Одна из трасс будет на три километра, а всего трасс будет почти на 50 километров. 

Глава кластера на горе Белой — о поиске смысла, борьбе за бюджет и точке невозврата проекта

— Вы будете выбирать подрядчика через открытый конкурс или у вас уже есть понимание по компании?

— У нас есть положение о закупках. На его основании будет проведена конкурентная закупка. Мы знаем всех, кто состоялся на рынке строительства горнолыжных комплексов. Мы всем им отправили извещение, и компании сделают предложения — предоставят технические решения, спецификации, цены, сроки. Желающие зайти в проект всегда есть, есть техническая и правовая готовность начать строительство. Все зависит от финансирования.

— Сколько вам необходимо денег?

— Чтобы реализовать первый строительный этап, который даст толчок развитию «якорей» территории и приведет нужный инвестору трафик, в следующем году надо 2,2 млрд рублей. Из них 1,3 млрд рублей — на объекты горнолыжного комплекса: канатные дороги, трассы, сопутствующие сооружения. Сети, парковки, проезды к объектам кластера — это почти 250 млн рублей, обустройство туристических троп, благоустройство территории, туристические объекты — 325 млн рублей, остальное — кадастровые работы, работа по поиску и привлечению инвесторов, содержание самой организации. 

— Министерство инвестиций и развития Свердловской области декларировало, что в этом году вы хотели завершить разработку технических требований для проектирования и строительства лыжной деревни на горе, выполнить эскизные проекты размещения новых спортивных объектов и разработать мастер-план природного парка «Река Чусовая». Что удалось сделать?

— Все это сделано. 

— У вас есть понимание, когда вы будете выходить на строительство горнолыжной деревни?

— В нашем финплане предусмотрены деньги, чтобы делать сети и предоставлять земельные участки инвесторам без торгов, под комплексную застройку. В 2020 году, при требуемом для этого объеме финансирования, мы начнем это делать и тогда выйдем на строительство отеля и СПА. Первый спа-отель у нас уже готов строиться (соглашение с инвестором подписано), как только мы выдадим земельный участок, это будет в конце мая. Инвестор пока себя раскрывать не хочет. Это не в самой горнолыжной деревне, а немного сбоку, в лесу. По самой горнолыжной деревне мы ведем переговоры о строительстве первой гостиницы. 

Глава кластера на горе Белой — о поиске смысла, борьбе за бюджет и точке невозврата проекта

Второй объект, который мы хотим делать на территории ГЛК, — медицинская гостиница-санаторий. Мы подсмотрели этот опыт, это сейчас в тренде. Для посетителей это более качественный отдых, а для бизнеса — возможность с одного квадратного метра зарабатывать больше. 

— По транспортной доступности уже прорабатывались планы?

— Мы планируем электричку, в том числе мультимодальную перевозку — с «Ласточки» на автобус по одному билету. Сейчас считаем модель запуска регулярных автобусных рейсов из Екатеринбурга и Нижнего Тагила в выходные дни.

— У вас уже есть какие-то наработки по туристическим историческим маршрутам?

— Территория кластера отражает историю всей нашей страны. Даже не так — намного глубже. 500 миллионов лет назад тут находилось древнее Девонское море, и скалы по Чусовой — его берега и неровности дна. Человек здесь стал жить с Каменного века. Яркий памятник древней истории — археология Горбуновского торфяника, где были найдены артефакты и деревянные фигуры наподобие знаменитого Шигирского идола. По нашей территории прошел поход Ермака, нам известны связанные с ним археологические объекты. Еще одна грандиозная тема — это Демидовские заводы на территории и Горнозаводская цивилизация. Старинные шахты, прииски, плотины, заводы, старые дороги и пристани — все это есть у нас. Невероятно, но мы прикоснулись даже к истории Второй мировой войны! В 1942 году на горе Старик-Камень разбился самолет и погиб авиаконструктор штурмовиков Ил-2, это трагическое событие сильно задержало выпуск боевых машин и стало одной из причин неудач Красной Армии в начале войны. Есть тема спецпереселенцев и репрессированных, сохранились бараки сталинских лагерей, — и об этом, о поселке спецпереселенцев Белогорка, нам в Facebook начали писать люди.  

Кроме того, у нас есть тема амбассадорских деревень. Мы ведем переговоры по созданию трех деревень: внутрироссийской — Карелии, из ближнего зарубежья — Узбекистана и дальнего зарубежья — Венгрии. Мы хотим сделать пилот: например, разместить у себя на территории карельскую «деревню», в ней будет соответствующая архитектура и исторический контекст, ресторан местной кухни, визит-центр. И там так расскажут про Карелию, что туристу захочется туда поехать. В целом амбассадорские деревни с визит-представительствами регионов России и других стран — это возможность соприкоснуться с другими культурами, и это драйвер туризма. По данным ВЦИОМ за 2018 год, 56% россиян не выезжали в другие регионы в последние пять лет. Мы хотим этот проект делать через государственно-частное партнерство.

— Что вы делаете для развития природного туризма?

— Развиваем сеть туристических маршрутов. Только так можно сохранить природные территории. В границах кластера десятки ООПТ, в том числе одна федерального значения — Висимский биосферный заповедник. Экотуризм — это прежде всего про инфраструктуру, она создает цивилизованное движение по территории и бережное отношение к природе. Правила поведения задаются именно хорошей инфраструктурой — с обустроенной тропы не свернешь, тропы направляют потоки туристов, организованные места сбора мусора, места отдыха, визит-центры — все это задает нужный тон поведения. Не надо путать с диким туризмом, когда люди выходят с палатками, жгут костры где попало. 

С рынка идут запросы на специалистов новых профессий. Одновременно центры занятости озадачены обеспечением работой людей 50+, которые оказались в ситуации отложенного пенсионного возраста. Часто это люди с активной жизненной позицией и большим потенциалом для полноценной работы. Но конкуренция на трудовом рынке вынуждает их искать новые пути самореализации. Нам, чтобы развивать идею экотуризма, наполненную содержанием и смыслом, нужны гиды, гиды-экскурсоводы, а также специалисты новых туристских специальностей, подготовка которых отсутствует. В 2020 году мы планируем провести курсы переподготовки для работы на экомаршрутах. Это будут гиды-натуралисты, гиды-орнитологи и прочие специалисты, которые могут увлекательно и емко рассказывать туристам. На самом деле такие специалисты в дефиците. 

Тропа

Сейчас работаем с научным сотрудником Института экологии растений и животных, лидером бердвотчинга в Екатеринбурге Ниной Садыковой — она создает план обучения гидов-орнитологов.

— Гидами будут местные жители?

— Да, плюс жители Нижнего Тагила, до которого полчаса. И это не только гиды, но и другие интересные направления. По сути, местные жители могут брать в управление целые тропы, создавать места размещения туристов, безусловно, быть задействованными во всех мероприятиях на территории. Очень много тем, в которых необходимо вовлечь местных жителей. 

У нас есть амбиции по развитию фермерства и агротуризма— это и поддержка местных хозяйств, и локализация новых. У нас уже есть первый фермер, который разводит кур.

— Что это за направление?

— У нас появился проект «На Урале есть». Нас вдохновила история манифеста скандинавской еды, когда они договорились, что готовят только из местных чистых свежих продуктов. Мы делали подобное на фестивале «Висимский пикник». Сейчас достигнуты договоренности с шестью ресторанами, и уже разработано специальное меню уральской кухни. Для чего мы все это делаем? Невозможна уральская кухня без уральских продуктов, региональный продукт невозможен без фермера, невозможно развивать фермерство без рынка сбыта. 

Поэтому мы на территории кластера предоставим землю, сети как минимум для 50 фермерских хозяйств, а также дадим ветеринарную, зоотехническую поддержку, вообще поддержку по всей методологии, чтобы выйти в легальное поле, все делать законно. А для популяризации бренда уральской кухни, ее воссоздания, для формирования рынка сбыта для ферм мы делаем проект «На Урале есть» вместе с шефами — идеологами местной кухни, с рестораторами и уральскими фермерами. 

Сейчас у нас 16 населенных пунктов, присоединятся еще два, которые вписываются в контекст кластера. В каждом из них будут выращиваться какие-то животные, какие-то овощи и какие-то ягоды. Сейчас мы уже в переговорах с несколькими инвесторами, например по смородиновым садам. 

— Вы ездите по населенным пунктам, которые входят в кластер. Как они воспринимают эту идею с привлечением туристов?

— Ездить — это наша задача, потому что если местные жители проект не примут, то там ничего не будет. Мы это четко понимаем. В целом к нам хорошее отношение. Есть, конечно, нюансы, например по сбору мусора. Мы весь год вычищали стихийные свалки в лесах, и, наверное, еще на несколько лет работы хватит. Чтобы уйти от помешочного сбора и сделать места сбора, которыми могут пользоваться туристы, мы поставили контейнерные площадки, по нормативу они должны быть не более чем в ста метрах от дома. Получается, что рядом с каким-то из домов они все равно будут — вот здесь есть проблема. Но мы делаем красивые контейнерные площадки, таких даже в Екатеринбурге нет. 

Вообще, пока все в порядок не приведешь, что-то строить смысла нет. Мы в Усть-Утке травку скосили, заборы подправили, там прямо «прянично» стало, и они уже подали заявку на вступление в Ассоциацию самых красивых деревень. 

Одна из контейнерных площадок кластера

— Была история, что вы хотели заказать у Алексея Иванова гуманистическую идею, книгу и сценарий по истории Среднего Урала для концепта парка горнозаводской цивилизации. Что сейчас с этим проектом?

— Переговоры прошли, все условия известны. По-правильному, реализовать эту историю нужно с привлечением частного инвестора. Работаем над этим. 

— В апреле министерство экономики заявило, что у вас появились первые резиденты. Вы сейчас уже можете их назвать?

— Не все хотят раскрываться. Могу сказать, что у нас подписано соглашение с 13 резидентами, 14-й на выходе. В основном это кемпинги, глэмпинги, гостиницы, два фермера, два проекта спа-отеля, компании, которые занимаются сплавами и походами на территории. Резиденты ждут бюджетных вливаний в инфраструктуру и якорные объекты как гарантию трафика.

— А что происходит с финансированием?

— Это всегда качели и вопрос приоритетов. Например, мне как-то высказали мнение, что в тот момент, когда мы хотим строить подъемник, кто-то умирает от голода. 

К тому же для населенных пунктов в составе туркластера этот проект и есть социальное развитие, реальная возможность улучшить качество жизни и единственная возможность сохранить на местах молодежь, дать работу, смысл остаться, не закрывать, например, школу в Усть-Утке. Но иногда ради популизма начинают разыгрывать карту голодающих детей, поэтому начинаются дискуссии. 

Глава кластера на горе Белой — о поиске смысла, борьбе за бюджет и точке невозврата проекта

— Во время корректировок могут дать нужное финансирование?

— Да. Но везде нюансы. Нам надо в начале года сделать аванс, чтобы летом было все оборудование для подъемников, чтобы мы могли смонтировать и настроить его к декабрю. Если мы платим не в феврале, а, например, в апреле, мы уже не успеваем установить к декабрю либо установка будет дороже. Все очень подвижно.

— В нашей политической и экономической конъюнктуре любой долгосрочный проект в любой момент может прерваться на середине. Вас это не пугает?

— Я хочу довести проект до точки невозврата — когда мы решим все инфраструктурные вопросы, когда люди поедут. Тогда я начну работать с другими источниками финансирования, чтобы это была уже бизнес-история, чтобы бизнес смог работать в кластере, чтобы это приносило деньги. 

— Есть KPI по числу туристов, который вы ставите для себя?

— Хорошая математика будет тогда, когда первая гостиница примерно на 170 мест будет заполняться на 50% в целом по году, то есть на 100% в сезон. Мы рассчитываем, что люди будут оставаться с ночевкой, даже полноценные отпуска у нас проводить, но это уже следующая задача. 

— Сенатор Эдуард Россель, который возглавляет наблюдательный совет кластера, по-прежнему активно участвует в проекте?

— Да, он наш основной лоббист, вдохновитель. Он участвует лично. Все совещания набсовета он сам проводит. Мы постоянно его держим в контексте. Я думаю, что если бы не его настойчивость, лоббизм и страсть, все было бы гораздо сложнее.

Партнерский материал

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.

© Информационное агентство «Znak»

Шеф-редактор Колезев Д.Е., kolezev@gmail.com
Учредитель: Панова О.Р.

Свидетельство о регистрации СМИ № ФС77-53553 от 04 апреля 2013 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Адрес редакции: 620026, г. Екатеринбург, ул. Мамина-Сибиряка, 126
Тел.: +7 (343) 385-84-82, e-mail: znak@znak.com

Мнение редакции может не совпадать с мнением отдельных авторов.При использовании материалов сайта ссылка обязательна.

Для лиц старше 18 лет.

Источник: https://www.znak.com/2019-12-30/glava_klastera_na_gore_beloy_o_poiske_smysla_borbe_za_byudzhet_i_tochke_nevozvrata_proekta

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: